Zdorovoepokolenie.su

Спорт и Здоровье
505 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему зеки хорошие психологи

Почему люди, побывавшие на зоне, всегда оказываются психологами (см.)?

Знаю, что очень многие, ранее сидевшие на зоне люди — отличные психологи. Откуда берутся такие знания психологии? Как это нарабатывается, или же зависит от самого человека, и психологами являются далеко не все, кто отбывал наказание в местах не столь отдаленных?

Скорее не психологами а с повышенной интуицией. Умение быстро распознать чем дышит тот или иной человек приходит само собой и связано это, скорее всего, с инстинктом самосохранения. Люди там собраны разные, с разными судьбами, многие не совсем здоровы психически, каждый старается выжить за счет другого (человек человеку волк) и умение быстро распознать кто и с какой целью с тобой общается может уберечь от неприятностей. После освобождения человек расслабляется и у кого то это чувство просто пропадает за ненабностью, у кого то притупляется. Но есть люди у которых оно остается на всю оставшуюся жизнь.

Опыт пребывания в местах заключения не делает человека психологом. Замкнутый коллектив, меньшее личное пространство, доминанта силы — большинство людей этот опыт ломает и не позволяет адаптироваться к условиям жизни в качестве свободного человека. Поэтому в современной пенитенциарной системе такой высоких уровень рецидивов.

Жизнь в условиях заключения предъявляет более высокие требования к умению адаптироваться, подстраиваться под существующие правила. Эти навыки полезны в том обществе, которое само по себе — большая тюрьма. Поэтому люди с тюремным опытом легче приспосабливаются к обществу, где действует право силы и вместо законов существуют понятия. Но попадая в свободное общество такие люди нуждаются в длительной реабилитации.

На зоне нельзя врать друг другу. Если поймают на лжи тебя, пострадаешь. Или, если обманули тебя-пострадаешь. От умения лгать и распознавать ложь другого зависит твоя жизнь. Поэтому, на уровне обучения иностранному языку, ты учишься распознавать ложь. Нельзя показывать слабость, «съедят». Поэтому подсознательно или осознанно учишься прятать эмоции и улавливать их не видимые проявления у других. Приходится много и часто «диспутировать» доказывая свою правоту или не правоту другого. Это развивает уверенность в диалоге и умение выстраивать логические цепочки под разными углами. Так сказать «обосновывать» и «доводить». Ещё много всего. В совокупности всё это со стороны выглядит как умение быть психологом.

Не стоит забывать кто попадает туда. Если откинуть демагогию-там те, у кого не хватило денег заплатить,чтобы не садили. То в большинстве своём это люди пьющие и употребляющие наркотики. А любой психолог скажет почему люди вообще употребляют вещества меняющие их эмосостояние и «реальность».

Потому,что ты в кратчайший срок должен понять,кто перед тобой.Чтоб общаться соответственно.И потом,там очень много разных людей с разными характерами,судьбами и волей-неволей их изучаешь.Ещё это умение приходит от постоянных тренировок.Там нельзя открыто матом посылать и драться.И при рамсе(ругани)отстаивать свою позицию без мата и без рук.Вот и учишься словесно психологически задавить противника,а он тебя.Бывает даже что специально двое сидят и рамсят друг с другом,оттачивая мастерство,чтоб потом в реальном рамсе не проколоться,не сорваться и попытаться одержать верх.Потом такие встречаются,что даже если ты прав на все 100,он так перевернет ситуацию,поймает на словах,что окажешься неправ.И это лишь один пример.И несколько объяснений.На самом деле много причин,отвечающих на Ваш вопрос.(Из давнего,но личного опыта).

Видели изнанку жизни. Неоценимый опыт, хоть и весьма тяжелый. А часто этот опыт еще и личный. Психолог наиболее силен тот, у кого богатая практика, к которому приходят люди с тяжелыми проблемами, такой психолог сам очень спокойный и закаленный. С отсидевшими зеками та же ситуация, однако хоть они и понимают психику людей и свою, это еще не означает что они правильно расставляют акценты и альтруистичны, отнюдь. С этим умением влезать в душу, они могут только больше боли причинять остальным.

Ну да, часто реально так, просто потому, что то место, в силу свой рысинной специфики, когда однополые особи читат друг друга, что бы либо выявить слабость, либо просто понять, друг этот человек или враг и вообще на что он в плане тюремных дел, которые требуют отваги способен.

Я бы сравнил по анологии развитие такого навыка, с телепроектом Дом 2, на который приходят люди, котороые не умеют, а если и умеют то боятся говорить на камеру, но потом все равно, на том проекте ни приобретают этот навык. Причем качество их разговоров в плане интеллекта, может быть не самым высоким и как правило это так, но ведь при этом, автоматизм, он ведь развивается там до предела.

Тоже самое касаится и тюреной психологии и психологов которые от туда выходят, ведь академическая и научная психология, она ведь появилась от житейской, а житейская в свою очередь, проявлется и выражается и требует внутреннего развития в человеке ярче всего там, где тяжелее жизненные условия. Ну а где они могут быть в цивелизованном мире, более сложными и накаленными чем на зоне.

Любовь по УДО. Зачем женщины связываются с заключенными?

Это не редкость. Тысячи женщин тратят свою единственную и неповторимую жизнь на ожидание мужчины из тюрьмы. Они не ждут своих мужей или возлюбленных , которые оказались за решеткой непреднамеренно. Они знакомятся с насильниками и убийцами и сознательно связывают с ними жизнь. Зачем?

Cosmo рекомендует

Удлинят шею, подчеркнут грудь и сделают плечи изящными — 7 топов с асимметрией

5 бьюти-привычек, от которых следует отказаться в период пандемии

Как заключенные завлекают женщин?

Мы как-то с коллегой по работе решили расслабиться и выпить. Звонит её знакомый , ЗК , она так мило с ним щебетала , а мне было так одиноко… Потом я ему привет передала , она сказала , что я тут грущу , а я возьми и попроси: может и мне кого-нибудь там для души найдут , телефон свой дала , ну и всё , забыла об этом! А через несколько дней смс пришла , я такой-то , рост такой-то , и.т.д. Я перезвонила туда , трубку не взяли. Потом он позвонил сам! Через неделю мы выбирали имя нашей дочке… Завтра 8 месяцев как мы женаты!

Мечтала ли ты , что в тебя безумно влюбится сильный и мужественный мужчина , всецело преданный только тебе и готовый ради тебя свернуть горы? Мужчина , который защитит тебя от всех бед?

Именно такой образ эксплуатируют тюремные заключенные , рассылающие сотни любовных писем женщинам от 15 до 50 лет. И зачастую в этих нежных посланиях звучит тема несправедливости наказания. Заключенный выставляет себя жертвой обстоятельств или « злых людей», вызывая сочувствие к его страданиям. И , к сожалению , у многих женщин , вступающих в переписку с заключенными , «пожалеть» быстро переходит в «полюбить».

Самое главное в этих письмах и телефонных звонках — он искренне восхищен женщиной , мечтает о встречах , признается в любви , обещает исполнить любые её желания « когда мы будем вместе». Часто эти письма от имени разных мужчин на зоне пишут одни и те же профессиональные « копирайтеры».

Какие женщины находятся в группе риска?

Мы освободились 24 декабря. Всё хорошо было , любовь , нежность. Двое деток у нас маленьких. Он все документы восстановил , всё поделал. Только вот работу всё никак найти не мог. Устроиться удалось только в конце февраля… и тут он начал пить. Всё ему не то , всё ему не это. С работы пьяный приходить стал , мало ему , денег нет , он к друзьям своим прежним. Мог дома не ночевать. В очередной такой загул я ему сказала , что не могу так больше , что проблему надо решать. А он мне говорит: «Я не могу быть трезвым , я устаю от семьи , дети бегают туда сюда». Ну , а мне зачем такое нужно. Я собрала вещи и решила уйти… вникуда… В тот вечер он меня избил… Выбил зубы , половина лица была синего цвета! И всё это дети видели. Еле ноги унесла , друзья помогли , спрятали , он звонил всем с угрозами. А потом проспался , понял , что наделал , и начал умолять простить , на коленях ползал , плакал. Я , дура , простила! Вернулась в квартиру. Он с работы приходил , с детьми играл , всё как в хорошей семье… Прошло 2 недели! И всё повторилось. Сейчас я подала на развод. Он говорит , что виновата во всем я , мол знала , за кого замуж выходила. Это не считая , что я ради него лишилась всего: близких , квартиры , друзей. Приехала в это захолустье , ждала его. И вот сейчас мне с детками вообще некуда идти. А он еще и говорит , что не даст мне спокойно жить. Суд дал нам на примирение 3 месяца…

Это очень страшно , но факт: в той или иной степени в группе риска могут находиться практически все женщины. Кто-то больше , кто-то меньше , но все. Мы только сейчас узнаем такие слова как « самооценка», «психо-травма», «зависимые отношения», «насилие». Мы узнаем , что семьи , где есть зависимые люди , где авторитарны или наоборот , очень ведомы родители , сильно в целом влияют на восприятие ребенком действительности. Мы вырастаем с «черной дырой» в душе. С неустойчивой самооценкой , с восприятием себя как недостойного любви. Но желание любви по‑прежнему с нами. А так как мы часто недополучаем базовых вещей , безусловного принятия , которое мы можем получить только от родителей в младенчестве , то мы ищем его у других людей. И мы готовы на многое закрыть глаза , психика защищается от боли и разочарования , отрицая очевидные вещи. Нас достаточно , как котенка-сироту , погладить , и мы готовы идти за этим человеком куда угодно.

Читать еще:  Моторо маргарита юрьевна психолог отзывы

Каким образом формируется зависимость от этих отношений?

Мы дома. Радости у меня нет. Была гораздо счастливее пока он был там. Так ему и говорю. Я заочница- ждала полтора года. Ездила и на ДС , и передачки возила , и все как у всех Вытащила его по УДО. Три месяца бухает. Опять полез в криминал. Гоп-стоп Четыре капельницы и неделя в наркологичке , после которой он в день выхода нажрался до поросячьего визга. Уже и вены себе резал. Нет ни мне покоя , ни ему. Помощь мою не принимает: просто будь рядом. Где рядом? Мотаться с тобой по сомнительным компаниям и пить? Не для меня. Живем в одном городе. Он с мамой , я дома с родителями. Говорит , жили бы вместе- все было бы по‑другому. Отвечаю: «Иди работай , снимай жилье , я буду рядом». Типа , нигде не берут. Но пытаться ее поискать — нет времени. На улице хорошая погода , и водка рекой. В редкие минуты протрезвления — плачет. «Я тебя теряю , без тебя мне не жить», но что-либо изменить сам не хочет. Мучаюсь и жалею , и уже просто тупо и эгоистично жду , когда душа перестанет ныть и болеть за него , и смогу спокойно уйти и не оглядываться. Будущего там нет и не будет. Отдаю дань счастливым моментам , которые у нас были Вот и все. Конец.

Влюбившись в созданную профессионалами сказку , женщина оказывается в эмоциональной зависимости от своих иллюзий. В общем и целом — это бегство от сложностей той реальности , в которой она живет. Восхищенный и любящий её мужчина воспринимается заколдованным принцем из сказки « Красавица и чудовище». И женщина искренне верит , что любовь « расколдует» её героя. Он выйдет на свободу и создаст ей обещанный в письмах идеальный мир.

Так женщина доверчиво попадает в зависимость. Наступает подмена действительного иллюзорным. Отныне её будущее связано только с любимым , и женщина вынуждена играть по его правилам , разделяя его ценности и соблюдая кодекс поведения жены заключенного. В таком слиянии невозможно адекватно воспринимать свою любовь. Любые попытки друзей показать « истинное лицо» принца отвергаются. Признать реальность или отказать для неё невозможно: в случае неправильного поведения её ждёт болезненная потеря тех отношений , что у нее есть.

Психика обладает способом самосохранения от разрушения. Это психологические защиты: отрицание и вытеснение дают возможность постепенно пережить удары от боли и горя , давая постепенность в проживании потерь. Но эти же психологические защиты срабатывают и тогда , когда мы хотим спрятаться и от других видов боли: от той правды , в которую верить слишком тяжело для нас , от крушений наших иллюзий. Просто потому что очень хотим им верить , жаждем любви и принятия. Поэтому мы можем долго заблуждаться по поводу того , какими являются люди рядом с нами. Этот механизм работает не только в случае отношений с заключенным , но и в отношениях с зависимыми людьми , так же в отношениях где есть психологическое и физическое насилие. Одна из ярких примеров самозащиты психики — это « стокгольмский» синдром. Когда жертва насилия влюбляется в насильника.

Почему опасны эти отношения?

Если коротко и по теме: познакомились по смс , ждала почти 2 года. Ждала , любила и ездила на кс и дс. Приехал ко мне , помогла с работой. Через время начал пить и бросил работу , потом другую. Когда не стало сил бороться , приняла решение расстаться. Он решил за это мстить. Прожили 5 мес. После расставания он остался жить в моем городе. 2 месяца не давал покоя , угрожал , портил имущество. За что милиция забрала его на трое суток. Сейчас вроде бы успокоился. Спивается. Никакой обиды , злости у меня на него нет. Я его в душе с миром отпустила. Вот такая история. он мне в письмах писал , всё будет хорошо! Да , у меня всё будет хорошо , только уже без него!

Но , к сожалению , все эти истории зачастую заканчиваются очень печально. Преступник выходит на свободу. Бесчисленные трагедии обворованных и избитых « тюремных жён» всегда однотипны и не веселы. Но желание пережить яркие эмоции , необходимость ощутить себя любимой и желанной снова толкает таких женщин в объятия заключенного. И снова возникает наивная рационализация: «Он выйдет на свободу изменившимся человеком». Увы , так не бывает.

К сожалению , попадая в подобного рода отношения , мы не только можем стать жертвами мошенничества и обмана , но и не живем своей собственной реальной жизнью. Возможно , для того чтобы даже решиться справиться со сложностями , которые в ней возникают , нужно обратиться за профессиональной помощью , возможно для решения их необходимо проделать большой и сложный путь. Но тогда у нас есть вероятность иметь именно те отношения с людьми , которых мы желаем. И быть счастливыми в них.

Благодарим за помощь в подготовке материала психолога НП «Е.В.А» Светлану Гаврилову и психолога Ольгу Юрковскую

Поведенческие особенности человека в местах лишения свободы

Психология рассматривает поведение человека как комплекс психо-соматических реакций на эндо-и экзогенные факторы. Стоит отметить, что поведение как терминологическая единица является динамическим, то есть способно меняться в зависимости от определенных условий. Поведению, как таковому, посвящено множество работ знаменитых психологов, в данной же статье будет затронута общая проблема поведения человека находящегося длительное время в малой изолированной группе.

В ожидании

Изоляция может различаться, в конкретном же случае будет рассмотрена группа осужденных граждан содержащихся в исправительной колонии строгого режима.

Поведение человека совершившего противоправное действие, квалифицированное Уголовным Кодексом, начинает меняться уже в момент осознания возможных последствий. К моменту вынесения постановления о задержании лица и помещении его в изолятор временного содержания, в сознании человека уже вырисовывается перспектива общения с «зеками», закоренелыми преступниками, образ которых красочно нарисован СМИ.

Читать еще:  Мужчина после ссоры молчит совет психолога

Поведение человека попавшего в условия изоляции определяет исключительно среда окружающая его и личный опыт пребывания в подобных условиях. В том случае, если человек ранее не привлекался к уголовной ответственности, вел общественно нейтральный образ жизни и не знаком с тюремной культурой, первой реакцией его будет страх и желание отгородиться от окружающих людей. Соответственно человек, бывавший в подобных местах, будет искать точки соприкосновения с сокамерниками, и пытаться наладить контакт, прибегая к традиционным в данных условиях способам.

Адаптация

Психика человека находящегося под следствием и переправленного в СИЗО (следственный изолятор) уже начинает адаптироваться к окружающей среде, многие вещи становятся понятными, а поведение становиться более привычным. Лишенный обычных для вольного человека благ, подследственный становится более изобретательным, например, находит способы вскипятить воду в отсутствии электрочайника. Повышаются коммуникативные способности, ведь общение это та единственная отдушина, помогающая не озлобиться и не закрыться в себе во время пребывания в изоляторе.

Стоит также отличать поведение «первоходов» от поведения рецидивистов, первые стараются создать привычную атмосферу вокруг себя, разбавляя тюремный быт вольными шуточками, вспоминая свои приключения и играя в романтику и понятия. О вторых можно сказать, что они попадают в свою привычную среду и не пытаются себя развлечь и отвлечь, а показывают характер, расставляя все точки над «i» сразу объявляя свой статус окружающим. Статус же определяется на следующем этапе, после того, как будет оглашен приговор, и человек будет доставлен в исправительную колонию.

Осужденный

Исправительная колония строго режима это изолированная среда, где группа людей, численность которых может варьироваться, но редко превышает 2000 человек, находится под постоянным контролем, живет по режиму и вынуждена безоговорочно подчиняться правилам.

Поведение человека в местах лишения свободы определяется его статусом, который может быть следующим:

  • Порядочный (блатной, авторитет, мужик). Ведет себя вызывающе, гордиться своим статусом, пренебрежительно относится к осужденным других статусных групп;
  • Красный (козел, активист, сука). Старается не контактировать с осужденными относящимися к предыдущей группе, больше взаимодействует с администрацией и прилагает все усилия к сокращению срока пребывания в ИК. Часто участвует в заговорах, доносит, но в то же время является промежуточным звеном между «зеками» и администрацией;
  • Обиженный (петух). Низшая тюремная каста, представители которой привлекаются к мытью санитарных приборов, а в некоторых учреждениях используются для удовлетворения сексуальных потребностей осужденных.

Поведение «зека» соответствует его положению в «обществе», но это лишь маска, внутренние переживания и стресс делают всех, вне зависимости от статуса, недоверчивыми, лживыми и эгоистичными. Постоянные внутренние конфликты, отсутствие разрядки и строгий режим вынуждают человека становиться закрытым, черствым и лицемерным.

Подобное поведение отлично описано в легендарной книге Оруэлла «1984», в которой речь идет об обществе тотального контроля и диктатуры, условия в которых вынуждены проживать граждане, приговоренные к лишению свободы. Возможно, по это причине в стране настолько высок процент рецидива, ведь человеку привыкшему годами выживать и «кусаться» сложно адаптироваться к вольной жизни.

Как всё устроеноТюремный психолог

Как адаптироваться к среде осужденных, о конфликтах и групповой терапии под музыку кантри

Работа психологом в местах лишения свободы требует от человека особой эмоциональной выдержки и терпения. Помимо основной функции: помогать осужденным приспособиться к тюремной среде, сам специалист должен подготовить себя к особым условиям работы, пройдя свой путь адаптации. The Village побеседовал с человеком, который, будучи студентом, проходил практику в качестве такого специалиста, о том, как помочь заключенным реабилитироваться, о бесконечной бумажной работе и тюремном языке.

Практика

Когда я выбирал, куда мне поступать после школы, психология была одним из вариантов. Я поизучал тему, посоветовался с родителями и понял, что смогу помочь и другим людям, и себе; мне казалось, в этом призвании есть какая-то высшая цель. Первый курс я отучился как следует: мне все нравилось, и захотелось работать по специальности. Я долго работал с детьми, в школе, консультировал как семейный психолог в центре дополнительного образования. Потом подумал, что мне нужно что-то посерьезнее и поинтереснее. Разместил резюме и увидел объявление о поиске психолога в колонию строгого режима. На тот момент я учился на третьем курсе и только потом осознал, что не был морально готов к подобной работе. Ради прикола отправил заявку, потому что вообще не понимал, чем там может заниматься психолог: конкретных требований к вакансии прописано не было. Мне ответили, пригласили на собеседование. Когда приехал, спросили, чем занимался. Я ответил, что работал с детьми, — на это поржали и решили: «Можно попробовать». Мне дали ставку гражданского психолога, и я стал числиться в психологической лаборатории. Толком не объяснили, чем придется заниматься, только сказали: «Всем подряд». Не обманули.

Все очень однообразное, одноцветное, и все, естественно, в одинаковой одежде. У меня не было спецформы, я ходил в чем хотел. Старался не проводить больше трех часов на зоне, чтобы не поехала крыша

О структуре

У нас была психологическая лаборатория. Зона сама по себе — достаточно большая огороженная территория, на которой находятся в том числе контрольно-пропускные пункты, а внутри, за КПП, административные помещения — «цитадель», где сидит вся администрация. Мы тоже работали там, где находится весь обслуживающий персонал и располагаются комнаты свиданий. В административную часть приходят родственники, приносят передачки: еду, одежду и прочее. Все это проверяется там же — под это есть отдельное помещение. Есть комнаты ожидания с телевизорами и душевыми.

Когда туда приходишь, краски как будто тухнут. В целом там чисто, за всем ухаживают, тем не менее атмосфера тяжелая: чувствуешь дискомфорт не только ты, но и все служащие вокруг.

О взаимодействии с осужденными

Я еще не знал тогда, что меня ждала целая гора бумажной работы. Вся эта рутина с документацией: психолог заполняет дела, досье, и все это в бумажном виде. До сих пор ненавижу писать от руки.

Другая работа проводилась с личным составом и с осужденными. Нужен был человек, который будет ходить на зону, потому что ходить туда было некому. Выглядело это так: каждый раз, отправляясь туда, я выходил из административного здания, обходил несколько пропускных пунктов, отдавал паспорт и все личные вещи. Приносить записывающие устройства и любую технику было строго запрещено. С собой я мог взять только тетрадь и ручку.

На самой территории колонии было несколько бараков, своя часовня, библиотека, столовая, кухня, спортивные площадки — все, что нужно для жизни. Но атмосфера была очень угнетающая, как и должно быть в тюрьме: тебя вырывают из внешнего мира, и ты находишься как будто в кубическом аду. Из окружающего тебя цвета только серый, зеленый и иногда синий. Все очень однообразное, одноцветное, и все, естественно, в одинаковой одежде. У меня не было спецформы, я ходил в чем хотел. Старался не проводить больше трех часов на зоне, чтобы не поехала крыша. Осознание того, что тебя осудили и ты никуда не можешь отсюда деться, очень давит. Я сильно им всем сочувствовал, хотя понимал, что совершенные преступления были особо тяжкими: наркотики, двойные или заказные убийства, различные серьезные экономические преступления. Одним словом, криминал и чернуха.

Поначалу ко мне относились со скепсисом, мол, пришел какой-то пацан учить их жизни. Но, на удивление, все были очень спокойные, никакой агрессии в мой адрес не было

Одной из форм моей работы с ними была групповая терапия. На самом деле мы просто собирались поболтать. Кто-то что-то рассказывал; иногда вместе, как в детском саду, садились лепить из пластилина под музыку. Я мог прийти с предложением послушать, например, кантри. Кто-нибудь из них спрашивал: «Это че такое?» Включал — им очень нравилось. В итоге один после прослушивания музыки раздобыл себе укулеле — как-то пронесли его туда. Играли также вместе в настольные игры, беседовали, иногда я решал какие-то их межличностные конфликты. Порой приходили ко мне как к воспитателю и говорили: «Он меня назвал козлом». Я выяснял у другого: «А зачем ты его назвал козлом? Ты же знаешь, что эта терминология у вас значит. Он реально козел?» — «Да нет, я погорячился». Поначалу ко мне относились со скепсисом, мол, пришел какой-то пацан учить их жизни. Но, на удивление, все были очень спокойные, никакой агрессии в мой адрес не было. Конечно, были люди, которые ни в какую не хотели со мной взаимодействовать. В этом случае с ними общались уже другие сотрудники.

Читать еще:  Психология почему не складывается личная жизнь

Помимо групповых тренингов, осужденные приходили общаться лично. Как я понимаю, главный мотив — поговорить с человеком «с воли». Я им мог рассказать что-то новое и интересное из внешней жизни, дать совет, если просили. Приходили те, кому просто не с кем было разделить душевные переживания. Так как пространство было замкнутым, и они видели одних и тех же людей каждый день, говорить им друг с другом становилось не о чем. Они не особо верили в действенность психологии. Очень малый процент из них приходил разобрать какую-то конкретную проблему. Без нужды ни в чью жизнь я не лез. Ощущение, что я приходил к ним как в гости.

Очень жалко, что нельзя ничего было туда проносить, потому что они постоянно просили сладкого. Сахар для них — реально ценная вещь. Всегда приходилось им отказывать и объяснять: «Я тебе хоть грузовик этого сладкого привезу, но не могу, меня за этого по головке не погладят». Было прикольно, что они водили меня по разным местам тюрьмы, очень интересно рассказывали. Среди них там даже есть ответственные за местную технику люди. В основном к какой-то работе там прикреплен человек из администрации, а работают сами осужденные.

Реальная помощь

В ходе работы я понял, что могу помогать людям получать условно-досрочное. В целом все происходящее у людей там вызывает раскаяние. Вряд ли где-то у тебя найдется больше времени, чем там, чтобы обдумать все, что ты совершил. Также люди, находясь там, понимают, чем они хотят заниматься после освобождения. У них формируются желания и потребности, они начинают искать себя в этой жизни, и многие, кстати, находят. Я понял, что условно-досрочное — это клевая тема, потому что у человека возникает желание себя проявить и исправиться. Конечно, выпускать досрочно — это большая ответственность для всех, кто к этому причастен, но человек сам должен всем вокруг и себе доказать, что к этому готов. Мы работали с человеком, что-то записывали, отслеживали. Берешь личное дело, изучаешь его, разговариваешь с осужденным, выясняешь детали. Иногда удавалось поговорить с администрацией. Есть особая группа людей, которая решает вопрос об условно-досрочном освобождении: часть от администрации, часть от МВД, — это все очень сложно устроено. Порой осужденные сами могут помочь в этом друг другу: не всегда, но периодически собирают и от них обратную связь о соседе. Подготовка к УДО — очень длинный, комплексный процесс. Лично я мог провести беседу с осужденными, дать какие-то рекомендации, посоветовать модели поведения, подсказать, как лучше проявить себя. Например, если у тебя есть работа на территории колонии, это тебе пойдет в плюс. Мне удалось помочь нескольким людям получить условно-досрочное, и за это они были сильно благодарны. Например, один парень спустя полгода после того, как ему дали УДО, прислал мне корзину с фруктами и цветами, мясом и какими-то другими продуктами. Он написал мне письмо, которое я до сих пор храню, в котором сообщил, что женился и ждет ребенка, нашел работу и все переосмыслил. До сих пор это вызывает во мне бурю положительных эмоций.

Всякие вещи типа суицидов там происходят редко. В основном, если что-то подобное случается, то спасают там свои, то есть сокамерники. Неудавшихся суицидников помещают в изолятор, за ними очень долго следят и держат под особым контролем. Этим занимался не я, а работавшие там женщины, потому что сложилось мнение, что они более тонко чувствуют и могут гораздо проще поставить себя на место другого человека.

Я приходил на несколько часов, но чувство было, будто выпадал из реальности надолго, словно проходил через какой-то портал. Время там просто замирает

О манере общения

Что касается тюремного языка, то, сам того не замечая, я начинал на нем разговаривать. В обычной жизни у меня иногда это проскакивает до сих пор. Когда ты находишься в каком-то социальном слое очень долго, ты, безусловно, будешь использовать лексику этого слоя. Осужденные очень часто использовали слово «вольный». Помню, кто-то мне сказал: «Я тебе очень завидую, потому что ты в вольной одежде гоняешь». Многие обращения, которые считаются у нас нормальными, у них не используются. Например, слово «чувак» там не советуют употреблять вообще, считается слишком пренебрежительным. Или, например, если тебя назвали «мужиком», это не считается, как у нас, проявлением одобрения или уважения. Это обозначение твоей позиции в этом обществе. Мужик — это тот, кто не участвует в «воровском ходу», не стремится вырасти в их иерархии и просто отбывает свой срок. Там вообще принято взвешивать каждое слово. В общении для них характерна внимательность в беседе, постоянное отслеживание каждого произносимого слова, спокойствие. Поэтому неудивительно, что они редко там используют мат — его всегда заменяют другими обоснованными словами. Большинству людей не была свойственна агрессия. Все свои мысли они выражали максимально емко и кратко — никто там не приветствует любителей толкать речь не по делу.

Что я подметил еще: у них не принято долго или пристально смотреть в глаза, потому что смотреть человеку в глаза — значит, что-то хотеть от него, а какой смысл смущать человека лишний раз.

Кстати, юмор у них довольно странный и зачастую непонятный, при этом сами они почти не смеются. Обстановка, видимо, не способствует.

Почему уволился и чему научила эта работа

Находиться там стало в какой-то момент невозможно. Каждый раз, когда заканчивал рабочий день, я понимал, что возвращаться туда будет сложно из-за угнетающей обстановки. Я приходил на несколько часов, но чувство было, будто выпадал из реальности надолго, словно проходил через какой-то портал. Время там просто замирает. А когда ты находишься в отрыве от реального времени, тебе сложно потом привести себя в чувство. В какой-то момент понял, что эта работа не для меня: тяжела морально и наводит на угнетающие мысли. Даже осознание того, что делаешь полезное дело, не приносит облегчения. Такой работой должны заниматься люди, которые способны превозмогать подобные условия и могут чувствовать себя в такой среде более комфортно, чем я.

Несмотря на все, я рад этому опыту. Благодаря ему открыл для себя новые грани, увидел ни на что не похожую реальность. Такой опыт научил меня сильно ценить то, что у меня есть, и любить мою нынешнюю работу. Когда понимаю, что нахожусь на свободе, моя жизнь сразу наполняется красками.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector