Zdorovoepokolenie.su

Спорт и Здоровье
12 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Любовь ступакова и алек вильденштейн фото

Любовь ступакова и алек вильденштейн фото

Дмитрий Рыболовлев и Елена Рыболовлева

Были женаты: 21 год
Сумма отступных: неизвестна
Россия

Длившийся в общей сложности семь лет бракоразводный процесс хозяина футбольного клуба «Монако» и экс-владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева и его супруги Елены одно из российских изданий окрестило «битвой века». За судебной тяжбой бизнесмена и его жены пристально следили мировые СМИ: сюжет был действительно интригующим. На развод Елена подала в 2008 году. А в 2012-м стороны договорились о мировом соглашении, по которому Рыболовлева могла получить $1 млрд, включая $600 млн наличными, однако подписать его так и не удалось. По словам представителей бизнесмена, Елена, во-первых, настаивала на немедленной выплате денег, а во-вторых заявила, что ей полагается половина состояния мужа, которая на тот момент составляла $4 млрд. В интервью французскому изданию Le Monde Рыболовлева объясняла, что борется не ради денег, а чтобы «преподать урок олигарху, который думает, что может поступать с законом так, как ему заблагорассудится». В 2014 года суд Женевы постановил, что Дмитрий Рыболовлев долж​ен выплатить жене $4,5 млрд и передать недвижимость в женевском районе Колоньи, украшения и предметы искусства на $560 млн. Журнал Forbes тогда писал, что Елена Рыболовлева могла бы занять первое место в списке богатейших женщин России. Однако позже суд снизил размер выплаты до $603 млн, при этом постановление о передаче недвижимости осталось в силе. В октябре 2015 года супруги, наконец, достигли соглашения об условиях развода, однако сумма, которую в конечном итоге присудили Елене, осталась неизвестной.

Борис Березовский и Галина Бешарова

Были женаты: 17 лет
Сумма отступных: от $260 до $350 млн

У олигарха Бориса Березовского, скончавшегося в Великобритании на 68 году жизни, было две официальных супруги. Со второй, экономистом Галиной Бешаровой, он познакомился в 1981 году во время работы на мехмате МГУ. В 1989 году у пары родился сын Артем, а в 1992-м — дочь Анастасия. В 1991-м Березовский и Бешарова официально оформили отношения. Однако уже через два года Галина забрала детей и переехала в Лондон, и с тех пор супруги по большей части жили раздельно. На развод Бешарова подала в 2008 году, ссылаясь на «неблагоразумное поведение» супруга. А в 2011-м, когда вопрос о разводе был урегулирован, Березовский выплатил ей рекордные на тот момент для Британии отступные — от $260 млн до $350 млн. Высокому суду Лондона потребовалось 48 секунд на то, чтобы удовлетворить прошение о расторжении брака, а сам олигарх в конечном итоге заявил, что «всегда верил в британскую юстицию, и данный случай это лишь подтвердил».

Владислав и Екатерина Доронины

Были женаты: 20 лет
Сумма отступных: $10 млн

Причиной развода девелопера Владислава Доронина и его супруги Екатерины, проживших вместе более 20 лет, стала Наоми Кэмпбелл. Бизнесмен и топ-модель познакомились в 2008 году на Каннском кинофестивале, а год спустя, когда роман Доронина и Кэмпбелл уже стал достоянием общественности, законная жена подала на развод. Причем изначально Доронина не хотела делать этого, надеясь сохранить семью. С учетом того, что брак был зарегистрирован в США, Екатерина могла претендовать на половину состояния бизнесмена, которое на тот момент, по оценкам разных источников, составляло около $2 млрд. Однако бывшая супруга довольствовалась $10 млн.

Роман и Ирина Абрамович

Были женаты: 16 лет
Сумма отступных: $300 млн

В отличие от четы Рыболовлевых, деливших имущество семь лет, Роман и Ирина Абрамовичи договорились быстро. В 2007 году пара развелась после того, как в прессе появились фотографии бизнесмена и его нынешней супруги Дарьи Жуковой. В качестве отступных Ирина получила $300 млн, к тому же бизнесмен обязался содержать пятерых детей пары. Состояние Абрамовича на тот момент по оценке журнала Forbes составляло $18,7 млрд, а в списке самых богатых людей мира олигарх тогда занимал 16 позицию.

Алек и Джослин Вильденштейн

Были женаты: 22 года
Сумма отступных: $3,8 млрд

Развод французского миллиардера и торговца произведениями искусства Алека Вильденштейна и его супруги Джослин до сих пор считается одним из самых дорогих в истории. Свобода обошлась Вильденштейну в $3,8 млрд, из которых $2,5 млрд должно было быть выплачено единовременно, а затем на протяжении 13 лет бизнесмен был обязан отчислять ей по $100 млн. Причем Джослин получала эти деньги с тем условием, что она не потратит ни цента на пластические операции. Дело в том, что миссис Вильденштейн в попытках превратиться в «женщину-кошку» неоднократно ложилась под скальпель, в результате чего ее внешность стала, мягко говоря, специфической. Кстати, второй женой миллиардера стала русская модель Любовь Ступакова.

Руперт и Анна Мердок

Были женаты: 32 года
Сумма отступных: $1,7 млрд

Австралийский медиамагнат и владелец News Corporation до своей свадьбы на Джерри Холл был женат еще три раза. Дороже всего ему обошелся брак со второй супругой Анной Торв. Мердок обязался выплатить ей $1,7 млрд, причем по некоторым данным, $1,6 млрд из них были переданы в виде акций News Corporation. Третьей жене, Вэнди Денг, которая была моложе Мердока на 38 лет, повезло гораздо меньше — после 14 лет совместной жизни ей досталась лишь квартира в Нью-Йорке стоимостью $44 млн.

Берни и Славика Экклстоун

Были женаты: 24 года
Сумма отступных: $1,2 млрд

В том или ином качестве управлявший «Формулой-1», а с января этого года покинувший пост гендиректора Formula One Group Берни Экклстоун (теперь он — почетный президент FOM и FOA) и хорватская модель Славика Радич познакомились в 1982 году и официально оформили отношения через три года. Славика была моложе всего супруга на 28 лет и выше почти на 30 см. У пары родились две дочери. В 2008 году Славика переехала в отдельную квартиру и объявила, что хочет развестись. Брак был расторгнут в 2009 году, и экс-модели досталась половина состояния супруга.

Ричард Каринг и Джеки Стэд

Были женаты: 45 лет
Сумма отступных: £350 млн (около $433 млн)

Самым дорогим в истории Великобритании на данный момент считается развод 68-летнего миллиардера Ричарда Каринга и 67-летней экс-модели Джеки Стэд. Как сообщает The Telegraph, причиной расставания стал роман предпринимателя, сделавшего состояние на моде, недвижимости и ресторанах, с 35-летней бразильянкой Патрисией Мондинни. Бракоразводный процесс Каринга и Стэд завершился в 2016 году.

Чжоу Яхуэй и Ли Цюн

Были женаты: как сообщает Time, годы брака и причины развода неизвестны
Сумма отступных: $1,1 млрд

Развод главы IT-компании Beijing Kunlun Wanwei Technology Co. и основного владельца мобильного приложения для гей-знакомств Grindr Чжоу Яхуэя с его женой Ли Цюн, завершившийся в сентябре 2016 года, китайские СМИ назвали самым дорогим бракоразводным процессом в истории страны. Согласно условиям соглашения, 39-летний Чжоу Яхуэй обязался передать 38-летней Цюн 300 млн акций стоимостью $1,1 млрд. При этом рыночная капитализация компании на тот момент составляла $4,3 млрд. До развода бизнесмен и его жена считались самой влиятельной парой Китая в возрасте до 40 лет.

Любовь ступакова и алек вильденштейн фото

Войти

Люба Ступакова и Алек Вильденштейн

Открываю я сегодня свежепришедший но мер «BIBA» и — пожалуйста, там опять в какой-то статье клише — пожилой француз и «постсоветская жена». Сперва меня это царапнуло, а потом подумалось — «почему бы и нет?» В конце концов — «филиппинские слуги», «французские повара», «итальянские певцы», «польские водопроводчики», отчего бы — как гарантии качества не быть «постсоветским женам» (имеются в виду гражданки с пост-советского политического пространства). В конце концов, ну может быть, в начале ХХ века в Европе популярны были «американские жены», приносившие богатство, а поскольку большинство «постоветских» в этом упрекнуть трудно, то приносим мы, видимо, другие ценные качества. Во Франции две «постсоветские» жены оказались во главе крупнейших состояний. Об одной из них написали в последнем номере «Пари Матч».

Читать еще:  Как по твоему мнению выражается любовь

Я ко гда-то об этом уже писала http://vienrose.livejournal.com/28829.html, совершенно случайно наткнувшись на эту пару в светской хронике, так что повторюсь. Люба Ступакова и Алек Вильденштейн. Об истории их знакомства история скромно умалчивает, но Люба одно время манекенила, видимо где-то как-то. У Алека на момент знакомства имелась многолетняя жена Жоселин, но справедливости ради стоит заметить, он уже находился в процессе развода. Понять его, несмотря на совместно прожитые годы и двоих детей можно, у этой Жоселин на мой взглял сильно поехала крыша, и она себе наделала кучу пластических операций, чтобы максимально напоминать тигровую морду приблизить разрез глаз и общее впечатление к красивой хищнице семейства кошачьих. Результатом явилось вот это, из-за чего она получила прозвище Невеста Вильденштейна http://skorobutov.wordpress.com/2012/11/10/%D0%B6%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B2%D1%8B-%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D1%85%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%80%D0%B3%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%B5%D0%B4/. Вы бы с таким в постель легли?

Самое непонятное, что задумывались все эти операции, чтобы удержать стремительно меняющего молоденьких любовниц мужа. Удержала же его все-таки Люба, причем он, похоже, долго ее добивался, следовал за ней по всему миру и всячески обхаживал. Перед миллионами ли, или перед такой преданной любовью, но Люба сдалась.Поженились они в июне 2000 года, Алеку было 59 лет, Любе — 26. Он — наследник самой известной династии среди антикваров и торговцев произведениями искусства. Это помимо недвижимости, конюшен и роскошного ранчо Ol Jogi в Кении, на котором проходили съемки фильма «Out of Africa». Куда после свадьбы он увезет Любу, и где она проведет самые счастливые 4 года своей жизни.


Интересно, прогуливаясь с черной пантерой на этой фотографии, была ли Люба в курсе другой красавицы-манекенщицы, жившей до нее — Нины Дайер, у которой тоже была черная пантера, которая укладывала к своим ногам всех знаменитых мужчин своего времени ( 60-70 годы), и несмотря на это покончившей жизнь самоубийством в 36 лет? Но Любе это не грозит хотя бы потому, что она — очень верующая, ради нее Алек даже перейдет в православие, и они повенчаются. На своем ранчо они открывают школу для местных, Люба ей очень гордится. Только в 2004 году у Алека диагностируют рак, и после продолжительной борьбы с болезнью, он все-таки умирает в 2008 году.

Против Любы мгновенно ополчается вся семья. Надо сказать, что сестры, бывшие жены, вдовы в этой династии исторически оставались ни с чем, несмотря на то, что речь идет о нескольких миллиардах евро. Дело в том, что состояние, особенно когда речь заходила о передаче наследства увязывалось в трастовых фондах, оформленных на третьи лица, и соответственно выведенных за пределы наследственной массы. Собственно свару затеяла еще предыдущая вдова отца семейства, Сильви Рот. В результате ее тяжбы, наследство патриарха семейства Дэниела, оказалось замороженным, и до сих пор этот вопрос не улажен, несмотря на то, что Сильвия уже сама благополучно скончалась. Ее пасынки Алек и Ги, правда и при жизни отца особенным его доверием не пользовались, и состояние-то он увязал в трестах на имя их детей, а не их самих. К этому приплелись налоговые неувязки. По французским законам, в соответствии с которыми пытается открыть наследство Люба, все трасты, даже оформленные на черт знает кого, должны учитываться в наследственной массе, и главное, с них должен уплачиваться налог. Только вот как это сделать, если они разбросаны по всему миру в офф-шорных зонах, и никто не торопится вообще давать о них сведения. Пока что в результате Любе предъявили счет в несколько миллионов евро на уплату налогов на наследство, которое она еще не получила. Пришлось продать ее парижскую квартиру стоимостью в 11 миллионов евро ( бедная богатая девочка!) — кстати, уже с одного этого французский фиск будет с нее ежегодно требовать налог на крупные состояния. Кроме того, она фигурирует в нескольких гражданских и даже одном уголовном деле, все так или иначе связаны с уходом от уплаты налогов, неоднократно получала угрозы в свой адрес ( это, видимо, уже от семейки) и вроде даже была попытка отравить ее ртутью, из-за чего она должна проходить постоянный курс лечения. В общем, сейчас 39-летняя Люба живет, похоже, в России со своей семьей, занимается скульптурой. Если увидите в Москве выставку Любови Ступаковой — не пройдите мимо.

Люба Ступакова и Алек Вильденштейн (Франция. Персоналии)

Выяснилось, что Люба москвичка, окончила французскую спецшколу, уехала учиться во Францию после МГИМО, работала в Совете Европы, а затем неожиданно для себя самой стала топ-моделью.

«Я стала моделью, в общем-то, случайно: поехала учиться в Сорбонну (в России я была студенткой МГИМО), познакомилась с Луи Феро и неожиданно стала лицом его марки. Уже сейчас, работая над диссертацией (я занимаюсь международным правом и экономикой), я понимаю, что модельный бизнес — совсем другая жизнь, с которой довольно сложно совмещать учебу. Тем не менее, часто езжу в Японию, много снимаюсь и участвую в дефиле в Париже, а теперь собираюсь в Нью-Йорк: там мною заинтересовалась Алин Сулье, сделавшая звездой Клаудиу Шиффер».

Про Любу, естественно, писали многочисленные отечественные и зарубежные газеты, ее фото публиковались во многих престижных европейских журналах. Вот что пишет про Любу «Комсомольская правда»:

«Комсомолка» писала про Любу Ступакову (такая у нее девичья фамилия) еще в 1989 году в популярной рубрике «Алый парус». Люба, тогда ученица московской спецшколы, победила в конкурсе, который организовало правительство Франции к 200-летию Французской революции. Девочка написала гениальное сочинение на тему «свободы, равенства и братства». «Комсомолка» напечатала выдержки из него. Та публикация стала для девочки путевкой в жизнь. Любу пригласили во Францию, в Сорбонну. Дальше судьба московской школьницы складывалась головокружительно, как в сказке. После блистательного доклада на французском языке, который Люба прочитала в Сорбонне, на девочку обратила внимание первая женщина-космонавт Валентина Терешкова и позвала в ССОД (был такой Союз советских обществ дружбы с зарубежными странами). Люба занималась в секции «СССР — Франция», окончила школу с золотой медалью, училась во французском университетском колледже и в МГИМО на факультете международного права. «Целыми днями сидела в библиотеках, -вспоминает о том времени мадам Вильденстейн. — В Ленинке, Иностранке. Частенько во взрослые библиотеки меня не пускали: мала еще. Тогда я с чужими документами, на маминых шпильках, в макияже полулегально проникала в читальный зал». В конце концов целеустремленная комсомолка, спортсменка (Люба профессионально занималась фигурным катанием) и просто красавица выиграла стипендию Сорбонны и уехала учиться во Францию. Успела поработать в Страсбурге. Кстати, Люба участвовала в подготовке вступления России в Совет Европы. Девушку ждала блестящая карьера в Москве: место в МИДе или работа в администрации президента — на выбор. Но Люба решила остаться во Франции.

Дипломированный специалист по международному праву устроилась на работу в центр моды и неожиданно для себя стала ведущей моделью дома Луи Ферро. Потом посыпались предложения от «Шанель», «Кристиан Лакруа», «Кристиан Диор». Она объездила весь мир, прежде чем познакомилась со своим будущим мужем Алеком Вильденстейном. Алек — искусствовед, хозяин художественных галерей в Англии и Америке. В Кении он содержит частный национальный парк.

«Алек провел детство рядом с Нью-Йоркским зоопарком, — рассказывает Люба. — После смотрителя он был вторым гостем в клетке у слона и бегемота. А я росла в подмосковном поселке Черноголовка. В Академгородке работали мои родители. Мы с отцом приручили лося. Он выходил к нам из леса и лизал соль с руки. В общем, я и Алек обожаем животных.

Вот фото Любы, точнее, ее скульптурного образа, сделанного московским скульптором Михаилом Соломатиным:
http://solomatin-mb.livejournal.com/4184.html

Читать еще:  Как разрушить семью любовника

Я бывал несколько раз в имении Вильденштейнов в одном тихом зеленом пригороде Парижа, Vérrière-le-Buisson, возле Версаля. Это целый двухэтажный замок-дворец, выстроенный в середине XIX века, с неколькими десятков разных комнат, украшенными в стиле того времени. Во многих комнатах – трофеи и чучела разных животных, привезенные из Кении, где Алек регулярно бывает. Вокруг особняка — парк на много гектаров с прудами и аллеями из вековых платананов, каштанов и секвой; по соседству сад, пасека и конюшни. Немалый штат прислуги из нескольких десятков человек. Раза три я обедал у них в гостях – нарядные, одетые в специальные костюмы официанты подавали по очереди разные фирменные блюда и вина. Впрочем, сейчас это имение продается (Олег обеднел и попал в долги), и Люба переезжает в Париж.

Алек Вильденштейн, при всей его в прошлом внешне-респектабельной и парадной стороне жизни, судя по всему, немало перетерпел или даже перестрадал. Личная жизнь у него не сложилась; ко времени знакомства с Любой он был в разводе, имея уже взрослых детей. Люба произвела на него такое сильное впечатление во время одной из ее модельных демонстраций, что внутри него все перевернулось – он ездил за ней после по пятам, куда бы она ни отправлялась; дарил ей цветы, заказывал лучшие номера в отелях… А когда в ее жизни настала тяжелая пора (в модельном бизнесе, нетрудно догадаться, есть свои подводные течения, конкуренция и прочие малоприятные вещи), Алек ее просто поддержал в юридических делах и защитил ее доброе имя. Так они стали вместе! Не без некоторого влияния со стороны Любы Алек принял православную веру – в Елоховском соборе Москвы состоялось крещение и вскоре венчание. Люба хотя и нечасто бывала в храме во время моего служения в Париже, но книги духовные и богословские читала, и немало, судя по тому, что мне приходилось у нее видеть из литературы, включая, например, Н.Н. Глубоковского… К тому же, у нее открылся недюжинный художественный талант, и теперь она занимается скульптурой, в чем также находит утешение и радость!

Впрочем, на этом всяческие испытания ни у Олега, ни у Любы не кончились. Несколько лет назад обнаружилось, что у Олега рак… С этой проблемой они как раз и пришли в Трехсвятительский храм, заказав молебен. И вот, в течение последних лет болезнь то отходила, то обострялась. Недавно было резкое ухудшение, Олег лежал в реанимации… Его ездил причащать сам архиепископ Корсунский Иннокентий в том числе. Здоровье у Любы тоже оказалось подорванным. Сейчас родственники Олега уже принялись за дележ наследства, причем до него самого им как бы и дела нет; при недееспособности Олега все судебные тяжбы и поиски адвокатов свалились на Любу. Что будет впереди?

Так что, дорогие читатели, воздохните, кто может, в молитвах об Олеге и Любови, об их здравии и крепости в несении такого их общего жизненного креста! Слава Богу, Люба человек чистый и светлый; я верю – она выдержит!

Проклятие «женщины-кошки»: как красавица-миллиардерша стала жертвой пластики, а потом банкротом

77-летняя Джоселин Вильденштейн не раз входила в списки самых пугающих жертв пластики. Западные СМИ не устают писать о том, какие операции перенесла «женщина-кошка», ну а Woman.ru решил копнуть поглубже и заглянуть в историю этой без преувеличения загадочной личности, чья биография, обещаем, впечатлит и вас.

24 июня 2018 · Текст: Полина Иванова · Фото: Getty Images, Rex Features/FOTODOM.RU, Legion-Media.ru

Зимой этого года Джоселин Вильденштейн впервые за долгое время дала интервью и заявила, что под нож хирурга никогда не ложилась, а ее необычная внешность объясняется «швейцарским происхождением». Знаменитость подчеркнула, что у нее всегда были высокие скулы и кошачий разрез глаз, а слухи о пластических операциях распространял ее покойный экс-супруг Алек Вильденштейн — из мести. «Женщина-кошка» уверяет, что довольна своей внешностью и вообще ее что ни день путают с Брижит Бардо. Учитывая, как выглядит сегодня французская актриса, это сравнение трудно воспринять как комплимент.

Есть и другая версия. Якобы невеста Вильденштейна (как прозвала ее общественность по аналогии с невестой Франкенштейна) стала жертвой пластики, пытаясь удержать неверного мужа рядом с собой. Глядя на Джоселин, даже самые умелые специалисты не в силах подсчитать количество сделанных ею операций. Правда, знаменитость и после развода продолжила «омоложиваться» и, по слухам, потратила многомиллионное состояние, доставшееся от бывшего супруга, на «самосовершенствование» (и, конечно, на дизайнерские вещи и ювелирные украшения).

В 2016 году Вильденштейн заявила, что она банкрот и даже не может позволить себе купить продукты, не то чтобы оплачивать квартиру в Трамп-тауэр, где жила много лет. Чтобы понять, как «женщина-кошка» оказалась сама по себе в таком бедственном положении, предлагаем познакомиться с ней поближе.

Париж открыл двери

Джоселин Вильденштейн (в девичестве — Периссе), пожалуй, одна из самых знаменитых женщин, родившихся в Швейцарии. Про ее детство в родной Лозанне практически нет информации. Дочь продавца спортивных товаров, который едва сводил концы с концами, не распространяется о своих ранних годах.

Однако достоверно известно, что в 17 лет жизнь девушки кардинально изменилась: она познакомилась со швейцарским продюсером Сирилом Пиге. Роман Джоселин и Сирила развивался стремительно, и через два года отношений влюбленные переехали в Париж — город, по словам будущей «женщины-кошки» (а пока еще всего лишь милого котенка), гламурных и удивительных людей.

В какой момент яркая блондинка рассталась со своим избранником, неясно, но во Франции она нашла то, чего так жаждала, — богемную жизнь.

Говорят, Джоселин как перчатки меняла любовников. Однажды Периссе и сама намекнула в интервью, что эти слухи не так уж далеки от истины.

Вскоре сердце швейцарки сумел покорить французский режиссер итальянского происхождения Серджо Гобби. Вот только ненадолго — через пять лет они расстались. О серьезном образовании юная красавица думать не желала: ее интересовала лишь жизнь светской львицы.

«У меня много талантов. Я никогда не переживала о своей карьере. Я отличный декоратор. Может быть, я даже слишком хороша в этой сфере», — говорила как-то Джоселин.

В Париже она ходила по салонам красоты, а за город выезжала учиться охотиться и управлять самолетами. За время отношений с Гобби мадам не раз летала в Африку, к которой прониклась особой любовью. Увлечения девушки позволили ей стать своей в элитных кругах Франции — и не только.

Знакомство с будущим мужем

В 1977 году приятель Джоселин, саудовский продавец оружия Аднан Хашогги, пригласил ее поохотиться на львов в заповеднике семейного ранчо Вильденштейнов Ол-Джоги в Кении. Именно там девушка познакомилась со своим будущим супругом Алеком Вильденштейном. Страсть между американцем французского происхождения и швейцаркой вспыхнула моментально. Два дня они провели вместе: охотились, катались на мотоцикле и целовались на вершине холма… Однако когда уикенд закончился, им пришлось разъехаться не просто по домам — по разным странам: она улетела во Францию, он — в США.

Спустя несколько дней Алек, встречавшийся, кстати, в тот период с моделью Марией Кимберли, прислал также несвободной на тот момент Джоселин сотни белых орхидей.

Влюбленные, которым уже было за 30, быстро поняли, что не могут друг без друга.

Вскоре арт-дилер прилетел в Париж. И на четвертом свидании Вильденштейн заявил избраннице, что хочет, чтобы она стала его женой. Джоселин была согласна.

Спустя год после знакомства американец и швейцарка поженились в Лас-Вегасе, а позже устроили еще одну церемонию в Лозанне. Вот только отца Алека, миллиардера и предпринимателя Даниэля Вильденштейна, на свадьбе не было. Тот был против того, чтобы его сын вообще связывал себя узами брака с кем-либо. Позже Алек заявит, что отец пытался его предупредить о меркантильности Джоселин, но он был слишком ослеплен страстью.

Читать еще:  Любовный четырехугольник советы

Первое время жизнь супругов была идеальной: они отлично ладили, а рождение двух детей — девочки Дианы и сына Алека-младшего, казалось, лишь упрочило их счастье.

Первая операция

Вся семья Вильденштейн трепетно относилась к своей внешности, особенно Алек — мужчина панически боялся старости. Уже через год после свадьбы супруги, разговорившись, решили вместе убрать мешки под глазами. Для Джоселин все только начиналось…

История умалчивает, что именно побудило женщину стать похожей на рысь. Ответ известен лишь ей самой. Одни СМИ утверждают, что у нее была особая любовь к семейству кошачьих. Другие говорят, что это арт-дилер был неравнодушен к «большим кошкам», а Джоселин решила ему угодить. К тому же она переживала, что около мужа постоянно крутятся молодые девушки, поэтому однажды решила усовершенствовать себя.

Вильденштейн захотела подкорректировать разрез глаз, чтобы они больше напоминали кошачьи, но это было лишь начало.

По словам Алека, Джоселин стала одержима своей внешностью: она делала какие-то неведомые инъекции, подтяжку бровей, блефаропластику, установила импланты в щеки и подбородок, и много чего еще.

«Я всегда узнавал об операциях последним. Она думала, что может переделать свое лицо, как перетягивают старую мебель, но ведь с кожей так не получится. А она не слушала», — говорил Вильденштейн.

Когда Джоселин не лежала в клиниках после очередной процедуры, то занималась декором жилья, принадлежащего семье мужа. Сам Алек, впрочем, был не в восторге от дизайнерских задумок своей жены и даже говорил, что она занята «сумасшедшими вещами». И не то чтобы преувеличивал. Так, например, швейцарка построила около бассейна на ранчо Ол-Джоги пуленепробиваемую стеклянную пещеру, где жили два тигра. А в семейном таунхаусе Вильденштейнов в Нью-Йорке супруги некоторое время держали самую настоящую «женщину семейства кошачьих» — рысь.

Алеку же все меньше и меньше нравилось то, как выглядит его жена, которая успела потратить четыре миллиона долларов на бьюти-эксперименты.

К тому же со временем у супругов не осталось ничего общего, кроме любви к Африке: когда дети были на учебе в другом городе, они постоянно ссорились. В начале 1990-х годов у Вильденштейна началась депрессия из-за отношений с отцом и проблем в бизнесе.

Расставание

Отношения Джоселин и Алека сильно ухудшились в 1997 году. В марте умер отец миссис Вильденштейн, когда гостил вместе с супругой у дочки на ранчо Ол-Джоги. Джоселин ждала, что муж прилетит на похороны из Нью-Йорка, но он лишь придумывал все новые и новые отговорки, а она все откладывала и откладывала церемонию прощания. Спустя 14 дней женщина все-таки похоронила отца. Когда Джоселин вернулась домой, у нее состоялся трудный разговор с Алеком. Супруг заявил ей, что начал встречаться с другими женщинами (с какими — не сказал, но в числе них была, например, 20-летняя россиянка Елена Жарикова, которой он помог стать моделью). Вильденштейн была готова простить избраннику измены, если только он не влюблен всерьез. Однако Алек был непреклонен и хотел уйти.

Тогда Джоселин попросила его остаться на время: ведь вскоре должна была приехать на каникулы их дочь. Арт-дилер согласился — ненадолго все утряслось.

Позже Джоселин вновь улетела в Кению, где получила телеграмму от мужа, что в таунхаус в Нью-Йорке, в котором проживали 11 членов семьи Вильденштейн, она вернуться не может. Джоселин же сделала наоборот и поспешила в США. Зайдя домой, женщина поймала супруга с поличным: в их спальне находилась модель Инес Мисан. Алек попытался устроить скандал и даже начал угрожать жене пистолетом, но та умудрилась вызвать полицию, и следующие сутки мужчина провел в участке.

После этого начался долгий и мучительный бракоразводный процесс: Вильденштейн забрал у супруги все вещи и заблокировал ее кредитные карты.

Женщина была вынуждена ютиться на ограниченной площади на территории таунхауса, спать на матрасе и ходить на общую кухню в определенное время. Из-за этого отношения Алека с детьми ухудшились. Правда, адвокат Джоселин смог уговорить арт-дилера выделять супруге деньги, пока они еще официально женаты. В 1999 году развод завершился: Джоселин получила 2,5 млрд долларов, суд также постановил, что каждый год в течение 13 лет Алек должен перечислять ей еще по $100 млн. Вскоре Вильденштейн женился на юной модели Любови Ступаковой. В 2008 году Алек умер, а спустя семь лет его семья перестала платить Джоселин отступные.

Новая жизнь

Вильденштейн недолго страдала из-за разрыва с мужем: в 1999 году она закрутила роман со своим адвокатом Кеннетом Годтом. В 2000-м произошел еще один поворотный момент в жизни Джоселин: она пришла на вечеринку, где присутствовал и дизайнер Ллойд Кляйн, который влюбился в нее с первого взгляда. А вот Вильденштейн не сразу отреагировала на его ухаживания.

«Она буквально загипнотизировала меня. Эти глаза! Они просто смотрели мне в душу. Я работаю в индустрии моды и каждый день общаюсь с молодыми моделями. Но ни одна из них не поразила меня так, как она», — рассказывал Ллойд, которого не смутило то, что дама сердца была на 17 лет его старше.

Наверное, Кляйн и Вильденштейн сошлись на почве любви к бьюти-экспериментам, но их отношения не всегда были спокойными.

На протяжении 15 лет пара то бурно ссорилась, то снова мирилась. В декабре 2016 года Джоселин оказалась в центре скандала. Как-то во время ужина Вильденштейн не понравилось, что Кляйн сидел с ноутбуком и занимался своими делами, а не уделял ей внимание. Разозлившись, женщина схватила горящую свечу, брызнула в возлюбленного воском, расцарапала ему лицо ногтями, а после схватила ножницы и дважды воткнула их ему в грудь.

Ллойду пришлось запереть рассвирепевшую избранницу в гардеробной, пока не приехала полиция. Кляйн был в ужасе от поступка Вильденштейн и подал на нее в суд, заявив, что устал от ее взрывного характера и больше никогда к ней и близко не подойдет. Нью-йорский суд признал Джоселин виновной в нападении и запретил ей подходить к Ллойду ближе, чем на 900 метров. Дизайнер вскоре начал встречаться с моделью-трансгендером Лорен Фостер. Однако спустя несколько месяцев Кляйн понял, что не может жить без Вильденштейн.

Несмотря на воссоединение, Ллойд и Джоселин продолжают жить, извините за каламбур, как «кошка» с собакой. Дело доходит до драк и приводов в полицию — в их-то почтенном возрасте. Так, в ноябре прошлого года они повздорили из-за мелкой бытовой неприятности. Приехавшие в апартаменты Вильденштейн в Трамп-тауэр сотрудники правоохранительных органов обнаружили всю кухню в щепки, а влюбленных — в царапинах и синяках. Обоим были предъявлены обвинения в нанесении телесных повреждений.

К слову, квартира в Трамп-тауэр — не единственная недвижимость Джоселин, но все ее апартаменты и дома заложены из-за долгов, и продать она их не может, хоть и пытается. «Женщина-кошка» живет на пособие около 900 долларов в месяц, что для Нью-Йорка — копейки. Вильденштейн приходится просить друзей и родственников покрывать ее расходы. Конечно, чем-то Джоселин помогает и Ллойд, но даже он не в силах обеспечить ее в полной мере.

Очередной скандал, в который попала «женщина-кошка», прогремел буквально на днях. Вильденштейн обвинили в утере ювелирных украшений на сумму 250 тысяч долларов. Якобы в прошлом году Джоселин и Ллойд внесли первоначальный взнос в магазине Regal Jewelry в размере 65 тысяч долларов за набор из пяти предметов, которые забрали с собой, пообещав скоро выплатить всю сумму целиком. Деньги переведены так и не были, а украшения, по словами влюбленных, «куда-то исчезли». Вот так, годы идут, а страсть к роскоши и приключениям и не думает ослабевать, и «женщина-кошка», мы уверены, еще не раз напомнит прессе о себе.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×